Энцефалит.ру
МЕДИЛИС Противоэнцефалитные костюмы БИОСТОП Йодантипирин Обработка участков от клещей

Энцефалит.ру » Информация для специалистов » Публикации » Клещевой энцефалит

Клещевой энцефалит - региональная проблема

Новосибирский государственный медицинский университет, кафедра инфекционных болезней

г. Новосибирск

ГУ НИИ региональной патологии и патоморфологии СО РАМН, г. Новосибирск

Новосибирский государственный медицинский университет, кафедра инфекционных болезней,

218-16-63, 218-19-95 ydif @mail .ru

Толоконская Н.П. зав. кафедрой, профессор, д.м.н..

Казакова Ю. В. ассистент кафедры

Проворова В. В. ассистент кафедры

// Сибирский консилиум. Новосибирск, 2007. С.4-10

Резюме

Отражением природных популяционных взаимодействий вируса клещевого энцефалита и человека на условиях взаимоадаптпции служат частая персистенция агента и высокая устойчивость человека к заболеванию. Выявленная в исследовании у большинства заболевших клещевым энцефалитом сочетанная соматическая патология дегенеративного характера, включающая чаще исходное поражение центральной нервной системы в условиях негативных изменений реактивности организма рассматривается одним из ведущих мотивов обращения инфекции в болезнь. Вирус становится фактором агрессии при совокупности таких биологических причин меняющих эндобиоценоз организма, что важно в обосновании исцеляющей терапии.

TICK-BORNE ENCEPHALITIS IS REGIONAL PROGRAM

Medical university state of Novosibirsk , Faculty of infectious diseases

Research Institute of Regional Pathology, Siberian Branch

Tolokonskaya N. P., Kazakova U. V., Provorova V. V.

Summary

A reflection of natural population interactions between tick-borne encephalitis virus and a human being on condition of mutual adaptation appears to be a frequent persistence of an agent and a high human disease resistance. Mixed somatic pathology of degenerative nature, which was revealed in the study of the majority of patients with tick-borne encephalitis, more often including the initial central nervous system affliction under conditions of negative changes of organism reactivity, is regarded as one of the main reasons of infection conversion into disease. The virus becomes an aggression factor at such joint biological causes, changing endobiocenosis, which is of great importance for substantiation of curing therapy.

Клещевой энцефалит представляет собой природно-очаговую инфекцию, существование которой поддерживается длительно вне зависимости от человека ландшафтными условиями, обеспечивающими постоянную циркуляцию инфекционного агента в популяциях многих поколений определенных биологических видов. Это подразумевает частые контакты коренных и постоянных жителей очага с вирусом, значительную их природную (конституциональную) устойчивость к развитию заболевания в случаях заражения. В большинстве случаев заражение проходит клинически незаметно, оставляя след в иммунных реакциях. Свидетельством высокой адаптации хозяина и паразита на уровне популяций является вероятность нередкой длительной персистенции вируса без ущерба для организма, что доказано для клещевого энцефалита. Таким образом, развитие острых клинически ярких форм болезни в общей массе заражений человека природно-очаговыми инфекциями и, в частности, вирусом клещевого энцефалита, представляет относительную редкость и, как следует иметь ввиду, далеко не всегда должно завершаться санацией организма от возбудителя.

Повторные, часто незамеченные укусы клеща в детском возрасте обеспечивают широкую безболезненную естественную иммунизацию к целому ряду известных и неизвестных клещевых инфекций, что свойственно в большей степени сельскому населению. Это в значительной степени объясняет преобладание городских жителей среди заболевших клещевым энцефалитом, значительно меньшую долю очаговых форм болезни у сельских жителей и практически отсутствие летальных исходов у них, чаще не получающих профилактику иммуноглобулином (см. табл. 1) .

Таблица 1

Динамика заболеваемости клещевым энцефалитом в Новосибирской области

за 1997- 2006 г .г.

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Уровень заболева-емости КЭ в НСО

абс. число

254

539

447

362

351

206

170

254

189

140

на 100 тыс

9.2

19.6

16.3

13.5

13.1

7.9

6.19

9.8

7.03

5.6

В том числе городских жителей

доля (%)

70,2

75,2

78,6

70,7

62,1

69,4

69,4

73,2

64,5

78,6

абс. число

191

375

342

256

218

143

118

186

122

110

на 100 тыс.

10,2

27,1

25,5

18,9

19,7

10,2

7,9

12,4

8,1

7,3

При анализе статистики следует иметь ввиду также, что значительная часть легких форм болезни остается нераспознанной. Как известно, при подтвержденной после укуса зараженности клеща вирусом заболевание у большинства людей не развивается, в чем следует, в первую очередь, усматривать проявление естественного иммунитета, а не заслугу введенного иммуноглобулина или вакцины. Заболеваемость человека клещевым энцефалитом, структура и качество его клинических форм претерпевают значительные изменения в каждый из эпидемических сезонов, что также определяется целым рядом природных факторов. Хорошо известны принципиальные различия в масштабах, общей картине болезни, структуре и качестве ее клинических вариантов даже в территориально близких и тем более отдаленных друг от друга природных очагах, например, в Новосибирской, Томской областях и на Дальнем Востоке. Это определяет необходимость регулярной аналитической работы и грамотного динамического совокупного учета клинико-эпидемиологических данных именно в своем регионе как главного источника опертивной информации для принятия согласованных решений по профилактике, диагностике и терапии.

В г. Новосибирск заболеваемость КЭ в период с 1990 до 2006 г . варьировала от 5,5 на 100 тыс. населения (минимум- 79 случаев в 2003г) до 26,8 (максимум 367 - в 1992г) (см. диаграмму 1).

Диаграмма 1.

Заболеваемость клещевым энцефалитом и соотношение его клинических форм

в г. Новосибирск в 1997- 2006 г .г.

Совокупность причинных факторов планетарного и организменного уровня обусловливает разное качество и тяжесть болезни людей, зараженных одним и тем же генотипом возбудителя. Так, в 1999г. (Локтев В.Б. и соавт., 2001) и в 2003-2006 годах (Ткачев С.Е. и соавт., 2005, 2006, 2007) в ряде специальных научных исследований в нашем регионе было показано, что во всех случаях положительного результата ПЦР выявлялся дальневосточный генотип вируса (штамм Софьин), но это были пациенты с различными клиническими вариантами клещевого энцефалита: инаппарантная, лихорадочная, менингеальная, полиоэнцефаломиелитической. Это, с одной стороны, требует регулярных выборочных исследований с целью прояснения истинного положения в структуре циркулирующих в регионе генотипов вируса. С дугой стороны, приведенные факты подчеркивают необходимость учета особой роли других одновременно действующих причинных факторов, способных трансформировать биологические возможности организма и определять вариант и исход болезни.

Среди случаев заболевания клещевым энцефалитом преобладают формы, которые имеют циклическое благоприятное течение, не требуют особых лечебных вмешательств и на основе саморегуляции организма завершаются полным выздоровлением. К ним следует относить не только лихорадочную, но и менингеальную форму болезни, которые в сумме в городе составляли за 10 лет в каждый из эпидсезонов от 77,2 3% (2003) до 94,5% (1998) от общего числа заболевших. Доля очаговой формы клещевого энцефалита, подразумевающей грубые нарушения в системе иммунитета организма, саморегуляции в целом и чреватой неблагоприятными исходами (инвалидизация или гибель больного), в отдельные годы варьировала от 5, 5% (в 1998 г- 11чел.) до 22,8 % (в 2003г. – 13 чел.) В абсолютном выражении максимальное число заболевших очаговыми формами клещевого энцефалита отмечено в 2001 году – 42 человека из 207 заболевших (20,9 %) (см. табл. 2).

Таблица 2

Доля очаговых форм и летальность при клещевом энцефалите

в 1997- 2006 г .г. в г. Новосибирск

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Абс. число заболевших

143

254

287

195

207

113

79

136

97

96

Доля очаговых форм

абс. число

11

11

12

14

42

21

13

30

18

17

%

7,7

5,5

9,1

7,2

20,9

18,6

22,8

22,1

18,5

17,8

Леталь-ность

% от общего числа заболевших

1,4

0,8

2,8

2,1

3,9

2,7

5,1

8,1

1,0

4,2

абс. число

2

2

8

4

8

3

4

11

1

4

Летальность при клещевом энцефалите варьировала в городе от 0,8% в 1998 г (2 чел) до 8,1% в 2004г (11 чел.). В 2005 году летальный исход в городе был один (1,0%). В целом по области число случаев с летальным исходом в отдельные годы составляло от 1 до 11, это были почти исключительно городские жители.

Число детей среди заболевших клещевым энцефалитом в каждый из сезонов на протяжении 10 последних лет варьировало от 8-и в 2003 и 2006 годах) до 46 (в 1998 – в сезон минимальной летальности за все годы). Очаговые формы у них были редкостью, от 1 случая (2005, 2006) до 6 (1999), встречались далеко не в каждом сезоне и завершались, как правило, благоприятным исходом (см. табл. 3).

Таблица 3

Доля очаговых форм и летальность при клещевом энцефалите у детей

в 1997- 2006 г .г. в г. Новосибирск

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

20 05

2006

абс. число заболевших в городе

143

254

287

195

207

113

79

136

97

96

Среди них детей до 14 лет:

Абс. число

Доля в %

29

20,3

46

18,1

32

10,8

18

9,2

26

12,6

9

8,0

8

10,1

17

12,5

17

15,5

8

3,1

Среди детей очаговые формы

абс. число

2

6

-

3

-

-

5

1

1

%

19,4

0

11,5

0

0

29,4

абс. число летальных случаев среди детей

-

-

1

-

-

-

-

1

-

-

Печальное исключение за этот период составили 2 случая летальных исходов у детей по причине клещевого энцефалита - по 1 случаю в 1999 и 2004 годах.

В разгар текущего сезона 2007 года, данные о котором еще не вошли в общую приведенную статистику, среди 50 установленных случаев 3 закончились летальным исходом (ребенок 11 лет, взрослые 26 и 60 лет)

В обеспечении конституциональной резистентности или предрасположенности организма к развитию заболевания, несомненно, определенная роль отводится генетическим факторам, в частности, главному комплексу гистосовместимости. Однако, генетическая информация, полученная в результате тестирования определенных генов или их сочетаний, носит лишь вероятностный характер и не объясняет всего хода событий в развитии болезни. Тем более, что типичная характеристика современного человека – наличие этиологически и патогенетически взаимосвязанных сочетаний болезней. Постоянно меняющиеся условия внешней среды, взаимные влияния живых организмов в эндобиоценозе, взаимосвязи между структурой и метаболизмом в живых системах на биоинформационном уровне определяют разные возможности реализации генетической информации, вносят коррективы в саморегулирующийся процесс экспрессии генов. В итоге – вариабельность реакций индивидуумов на инфекционные агенты, ксенобиотики, лекарства. Вот почему результат любого тестирования, в том числе генетического, обретает смысл только при условии извлечения максимальной информации при анализе клиники, наилучшим образом отражающей результат совокупных влияний на организм.

Результаты наших исследований подтверждают известный факт, что совокупность клинических симптомов раннего периода клещевого энцефалита часто не позволяет отличить его от других заболеваний, определить клиническую форму, его тяжесть и прогноз. Отсюда необходима целостная многофакторная клиническая диагностика, выходящая за рамки частной нозологической формы и учитывающая в динамике закономерности и взаимосвязи различных видов патологии в масштабе жизни пациента. Это сразу дает врачу серьезные аргументы для прогноза и дифференцированного планирования терапии при внешне сходной симптоматике болезни. Например, эпизоды любых острых заболеваний с лихорадкой в анамнезе (ОРЗ, ОКИ, кожные реакции, локальные воспаления и т.д.) следует учитывать как факты, свидетельствующие о сохранении организмом должной реактивности, способности к экскреции токсинов и рассматривать как важный аргумент для прогнозирования способности организма к самоизлечению. Изучение хронологии инфекционных эпизодов в жизни и установление неблагоприятных изменений их качества (активность и преобладание роли эндогенных инфекций, затяжное, вялое или рецидивирующее течение и т.д.) дает врачу важную информацию о характере и глубине исходного дисбиоза как основы нарушений во всей системе гомеостаза организма. Факт установления в прошлом любых заболеваний дегенеративного характера (хронические соматические заболевания, нейроэндокринные расстройства, раннее появление доброкачественных опухолей, даже легкое, но длительное изменения структуры любого из органов за счет фиброза, атрофии и т.п.) подразумевает несомненное поражение клеточных ферментативных систем, наличия глубокой эндогенной интоксикации на уровне матрикса, нарушение соматической регуляции, что рассматривается как неблагоприятный факт для прогноза. Это требует серьезной поддержки организма даже при нетяжелых начальных проявлениях клещевого энцефалита в виде регулирующей терапии биологического характера, в первую очередь, в обеспечении должного уровня дезинтоксикации. Угасание бывших в детстве кожных реакций или негативные изменения их качества с возрастом в совокупности с признаками нарастания общего неблагополучия организма также дает врачу ценную информацию об общем снижении уровня здоровья и уровне эндогенной интоксикации. Длительное пребывание пациента в условиях постоянного приема химических лекарств (гипотензивные, антибиотики, гормоны, противовоспалительные и т.д.) предполагает грубые нарушения в системе саморегуляции организма, его внутренней среды и должно настораживать врача в отношении риска неблагоприятного течения клещевого энцефалита.

В период наших наблюдений за пациентами в сезоны с 2002 по 2007 годы (по материалам 1 МИКБ) негативные изменения в реактивности организма подтверждались полным отсутствием каких - либо острых заболеваний с лихорадкой на протяжении 10 и более лет, предшествующих клещевому энцефалиту. Так, при лихорадочной и менингеальной формах заболевания таких случаев выявлено 55% и 71% соответственно, при менингоэнцефалитической форме - 80%, полиоэнцефаломиелитической – 60%. Значимость этих фактов прояснялась установлением у большинства заболевших клещевым энцефалитом многообразных заболеваний с преобладанием дегенеративных процессов в органах и тканях с нарушением их функций, развитием дистрофии, альтерации, опухолеобразования и устойчивых нарушений кровообращения. В их числе были язвенная болезнь, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, остеохондроз, желчно-каменная болезнь, мочекаменная болезнь, хроническая почечная недостаточность и т.д. Свидетельством глубоких нарушений в системе защиты являлось появление этих заболеваний уже с молодого и даже школьного возраста (66%). Так, если дегенеративные заболевания были относительно редкими у пациентов с лихорадочной формой болезни (33%), то при менингеальной они отмечены уже в 75% случаев, а при менингоэнцефалополиомиелитической и полиоэнцефаломиелитической формах - у подавляющего большинства (80% и 100% соответственно), причем с молодого и даже школьного возраста (в 80% случаев). У большинства заболевших сложная соматическая патология сочеталась между собой. При этом независимо от клинической формы клещевого энцефалита установлено частое исходное поражение центральной нервной системы. Так, у каждого третьего пациента с лихорадочной и менингеальной формами (31,5% и 38,6 % соответственно) в анамнезе были черепно-мозговые травмы, у некоторых – эпилепсия. При очаговой форме таких пациентов было значительно больше - 66,6 % (черепно-мозговые травмы в анамнезе, эпилепсия, ишемический инсульт). Такое резкое уменьшение острых воспалительных и нарастание хронических дегенеративных заболеваний уже в возрасте 20-30 лет нельзя расценивать как обыденный инволютивный процесс, а следует рассматривать, безусловно, как серьезную патологию в системе общей реактивности, что должно учитываться при планировании терапии (см. диаграмму 2).

Диаграмма 2.

ЧАСТОТА ВСТРЕЧАЕМОСТИ ОСТРЫХ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ И ХРОНИЧЕСКИХ ДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ПЕРИОДАХ У БОЛЬНЫХ КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ

абс. число заболевших

143

254

287

195

207

113

79

136

97

96

ОВ С КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ



Подпись: ЧАСТОТА ВСТРЕЧАЕМОСТИ ОСТРЫХ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ И ХРОНИЧЕСКИХ ДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ПЕРИОДАХ У БОЛЬНЫХ КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ абс. число заболевших 143 254 287 195 207 113 79 136 97 96 ОВ С КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ


У всех умерших пациентов без исключения сочетались поражения центральной нервной системы, сосудистые нарушения и другая соматическая патология дегенеративного характера.

Среди умерших больных преобладали пациенты старше 60 лет. Так, за период с 2002 по 2006 их было 56, 5% (13 из 23 умерших за эти годы). Лиц до 30 лет среди них было трое (ребенок 12 лет и молодые люди 16 и 27 лет).

Таким образом, сочетанная соматическая патология дегенеративного характера, включающая у большинства и исходное поражение центральной нервной системы, в условиях негативных изменений реактивности организма должна рассматриваться врачом в качестве одного из ведущих мотивов формирования варианта течения инфекции, тяжести болезни и ее исхода. Вирус клещевого энцефалита в таком контексте становится лишь фактором дополнительной агрессии, определенным катализатором действия совокупности главных причинных биологических факторов, касающихся глубоких нарушений эндобиоценоза, саморегуляции и физического состояния организма в целом. Из этого следует исходить в определении стратегии и тактики терапии с клещевым энцефалитом.

Значит, медицинская проблема, связанная с этой инфекцией, заключается не в риске и масштабах инфицирования, а в ущербе, наносимом человеку болезнью, принимающей массовый характер и в отдельных случаях имеющей острое тяжелое течение вплоть до летального исхода или хроническую прогредиентную форму. Следовательно, система мероприятий по максимально возможной защите человека от этой природной инфекции должна строиться на основе глубокого понимания ее биологической сути и не может подразумевает целью ликвидацию инфекции или управление ею, а направлена на совершенствование механизмов адаптации к ней и максимально возможном нивелировании ущерба для здоровья.

В отношении человека это должно заключаться в следующем:

- предупреждение инфицирования человека созданием условий жизни и профессиональной деятельности, препятствующих заражению (в первую очередь, личная ответственность человека за исполнение правил поведения и максимальное использование средств защиты от инфекций в природных очагах – одежда, реппеленты),

- повышение индивидуальной и популяционной устойчивости человека к заболеванию - формирование и сохранение крепкого здоровья, подразумевающего, в первую очередь, бережное отношение к эндобиоценозу (естественному симбиозу) как основе рационального жизнеобеспечения; и в таком контексте грамотное использование современных методов экстренной и плановой профилактики,

- обеспечение оперативной надежной диагностики заболевания, его тяжести и прогноза, что кроме профессиональной готовности инфекционной службы предполагает определенный уровень просвещения, культуры населения, своевременное обращение человека за помощью и наличие у него постоянного квалифицированного врача первичного звена (терапевта и педиатра),

- в направлении здравоохранительной деятельности медицины разработка и внедрение системы ранней дифференцированной безвредной терапии биологического характера, рассчитанной на саморегуляцию, обеспечивающей высокий клинический эффект и снижающей до минимума риск неблагоприятных исходов болезни (летальность, утрата трудоспособности).

Таким образом, в организации эффективной профилактики клещевого энцефалита, в первую очередь, важно грамотное информирование населения о реальном положении дел в отношении риска, истинных причин болезни и ее характера и, главное, просвещение в отношении больших возможностей современной медицины предупредить заболевание или способствовать его благоприятному течению и полному выздоровлению. Это должно обеспечить спокойное проживание людей в очаге и их отношение к укусам клеща, особенно в детстве у здоровых детей, как к естественному и наиболее надежному способу формирования прочной защиты на будущее.

С этих позиций требует критического осмысления существующая система специфической профилактики клещевого энцефалита – при известной высокой естественной резистентности постоянных жителей природного очага к развитию заболевания нереальные и необоснованные стремления к расширению масштабов вакцинации без учета клинических данных о ее целесообразности, эффективности и безопасности, а также необоснованное избыточное применение противоклещевого иммуноглобулина. Такие вмешательства обусловливают целый ряд негативных явлений, что подразумевает неизбежность иммуносупрессивного действия на организм, срыва его механизмов адаптации, что принимает особое значение в условиях существенного изменения эндоэкологии человека и низкого уровня здоровья. Это подразумевает высокий риск развития иммунопатологических состояний, пагубное влияние на состояние системы внутреннего контроля организма за инфекциями, что делает человека особенно уязвимым к любым инфекционным агентам и находит в перспективе свое отражение в неблагоприятном качестве развивающейся болезни.

За последние 10 лет в разные годы в области в целом подвергались вакцинации и ревакцинации примерно от 27000 до 130 000 человек . В городе число вакцинированных составляло от 4033 (2001) до 8772 (2004), а ревакцинации в разные годы подвергались от 3897 (2000) до 12 586 (2002) человек, что составляет ничтожную часть населения природного очага (в пределах 1%). По официальным данным, лиц, получавших экстренную профилактику иммуноглобулином после укуса клеща, было в городе в период с 2001 по 2006 включительно от 8730 (2002) до 13 828 (2001) в сезон, значительную долю среди них составляли дети (от 14,3% в 2004 до 32, 9 в 1999г.г.). (см. табл. 4)

Таблица 4

Объемы экстренной профилактики противоклещевым иммуноглобулином жителей

в г. Новосибирск (1999- 2006 г.г.)

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Абс. ч получивших серопрофилактику

11626

12634

13828

8730

9181

12886

11607

12144

Абс ч получивших серопрофилактику

Детей до 14 лет

3824

3456

2865

1777

1629

1837

1712

2133

Доля в %

32,9

27,4

20,7

20,4

17,7

14,3

14,7

17,6

С момента необоснованного увеличения дозы иммуноглобулина, применяемой для профилактики клещевого энцефалита, среди заболевших существенно увеличилась доля лиц, его получавших. По данным города (по материалам МИКБ №1 среди взрослых), в 1996-1997 годах процент получивших с целью экстренной профилактики противоклещевой иммуноглобулин среди заболевших не превышал 6%, в эпидсезон 2001г. - 6,2 % (7чел., один из которых умер от менингоэнцефалополиомиелитической формы), а в 2002г. таких пациентов было уже 10 (13,5%), причем у 2 – развилась лихорадочная форма, у 5 чел. - менингеальная, у 1 – менингоэнцефалитическая ( см. табл. 5).

Таблица 5

Доля лиц, получивших экстренную профилактику противоклещевым иммуноглобулином, среди заболевших в г. Новосибирск в 2004- 2006 г .г.

2004

2005

2006

Общее число заболевших в сезон

Абс.

136

97

96

в том числе детей

Абс.

17

17

8

- среди них лиц, получавших Ig

- в том числе больных формой с поражением ЦНС (менингеальной и очаговой), получивших Ig

Абс.

32

24

18

Отн.

23,5%

24,7%

18,8%

%

(абс)

43,6%

(14)

29,2%

(7)

33,3%

(6)

Доля лиц среди больных с менингеальной и очаговой формой КЭ, среди не получивших Ig %/абс число

%

(абс)

67,3%

(70)

61,6%

(45)

74,4

(58)

В эпидсезон 2003г. из 72 заболевших КЭ 13 (18,1%) человек получили такую профилактику, среди них в 4 случаях зарегистрирован КЭ с поражением ЦНС: в 2- менингеальная форма, в 1 – менингоэнцефалитическая, в 1- менингоэнцефалополиомиелитическая, закончившаяся летальным исходом. В 2004г. профилактику иммуноглобулином получил уже каждый четвертый заболевший КЭ (28 чел.). У 13 из них (46,4 %) установлены формы с серьезным поражением ЦНС (9-менингеальная,1- менингоэнцефалитическая, 3-менингоэнцефалополиомиелитическая, 2 из которых закончились летальным исходом). Таким образом, за период с 2001 по 2004 годы заболевших было всего 370, из них 58 чел. получили иммуноглобулин. Летальность в подгруппе получивших иммуноглобулин сотавила 6, 7 % (3 из 58 -5,2:%), а среди неполучавших иммуноглобулин -4 из 312 (1.3%). В сезон 2005г. экстренная профилактика проводилась у 19 заболевших (26,4 %), среди них зарегистрировано 12 случаев (16,7%) с поражением ЦНС (5 - менингеальная, 4 -менингоэнцефалитическая, 3 - менингоэнцефалополиомиелитическая форма). Например, в 2006 году у неполучавших иммуногшлобулин доля очаговых форм была 19,2 %, а у получавших - 11,1%.

Учитывая, что основой эффективной профилактики является надежный иммунитет организма в целом, одновременно обеспечивающий внутренний контроль множественных инфекций, наиболее перспективным ее направлением следует рассматривать применение биологических безвредных препаратов, поддерживающих организм в целом в момент инфицирования за счет регуляции ключевых систем организма (дезинтоксикационных, соматической регуляции, иммуномодуляции). Учитывая также, что при укусе клеща человек неизбежно инфицируется не только вирусом клещевого энцефалита, но и получает целый ряд инфекций, свойственных микробиоценозу клеща (боррелии, эрлихии, бабезии и многие другие), профилактика и тем более терапия должны иметь универсальный характер, обладать регулирующим воздействием на организм в целом и, в частности, на основные звенья инфекционного процесса. Это позволить врачу избежать назначения противоклещевого иммуноглобулина и тем более недопустимого профилактического назначения антибиотиков.

Современная концепция терапии клещевого энцефалита должна быть логически построена на основе приведенных выше фактов, характеризующих инфекцию и потенциальные возможности максимальной защиты человека от нее. Эффективность терапии клещевого энцефалита, как и других клещевых инфекций, зависит от сроков назначения терапии и ее качества в первые часы и дни болезни. Таким образом, обеспечение своевременного обращения пациентов за помощью становится одной из главных задач врачей. Главное лечебное вмешательство в обеспечение благоприятного исхода болезни требуется не позднее 1-3-х дней, именно когда крайне затруднена дифференциальная диагностика клещевого энцефалита с другими заболеваниями и прогнозирование клинического варианта болезни и ее исхода. Таким образом, должен соблюдаться принцип единства терапии независимо от выраженности и тяжести признаков начального периода болезни. Причинами обращения инфекции в тяжелую болезнь служат серьезные нарушения в организме (сочетанная соматическая патология в условиях негативных изменений реактивности и эндогенной интоксикации). Отсюда срочное детальное изучение в анамнезе совокупности факторов, способных влиять на ход клинических событий, и уточнение значимости каждого из них обеспечивает дифференцированный подход к терапии при клинически сходных симптомах в начале болезни. Выявленное серьезное неблагополучие в исходном статусе пациента является основанием для быстрого глубокого регулирования организма в целом, таким образом востребуя его резервы по обеспечению гармонии иммунных реакций. Терапия должна быть рассчитана на саморегуляцию, а значит, чем сложнее ситуация, тем более по возможности надо максимально исключать препараты, подавляющие целесообразные реакции организма и сбивающие его гармонию в целом. Быстрый хороший эффект по дезинтоксикации, иммуномодуляции и опосредованному воздействию на возбудителя, т.е. всесторонняя поддержка всех аспектов соматической регуляции могут быть достигнуты в подавляющем большинстве случаев своевременными простыми безлекарственными приемами терапии (четкими срочными коррективами в питании, питьевом режиме, естественными энтеросорбентами, некоторыми биологическими добавками и т.д.). Наряду с этим успешная реализация концепции терапии клещевого энцефалита, особенно в неблагоприятных случаях, требует внедрения принципиально новых лекарственных методов биологического характера.

Литература

1. Бернет Франк. Целостность организма и иммунитет. М., Мир, 1964. – 184 с.

2. Бухарин О.В. Персистенция патогенных бактерий – М.: Медицина, Екатеринбург УрОРАН, 1999 - 365 с.

3. Гомеостаз// под ред. Горизонтов П. Д. и соавт. М., 1981 – 576 с.

4. Давыдовский И.В. Проблемы причинности в медицине. Новосибирск, Издательство «Дюнас», 2006.- 179 с.

5. Давыдовский И. В. Учение об инфекции (биологические аспекты проблемы). – М. Москва, Медгиз, 1956 – 108 с.

6. Давыдовский И. В. Проблема причинности в медицине. – М.: Медгиз, 1962 – 176с.

7. Давыдовский И.В. Избранные лекции по патологии, М., 1975 – 69с.

8. Гуляева С. Е., Квон Ю. В., Кирилюк И. И., Коваленко Л. С. и соавт . Клиника клещевого энцефалита в Приморском крае// Клещевой энцефалит (к 65-летию открытия) под ред. Леоновой Г. Н. Владивосток, 2002

9. Жукова Н. Г., Комонденко Н. И., Подоплекина Л. Е. Клещевой энцефалит в Томской области – STT. Томск 2002 – 256 с.

10. Захарычева Т. А., Колотушкина Г. Б., Жукова С. Г.,. Сай И. А Антигены системы Н LA у больных различными формами клещевого энцефалита в Хабаровском крае // Российский биомедицинский журнал спец. Выпуск – Х конференция «Нейроиммунология» 2003

  1. Злобин В.И., Горин О.З. «Клещевой энцефалит. Этиология. Эпидемиология и профилактика в Сибири» Новосибирск. Наука 1996г .

12. Злобин В. И Клещевой энцефалит в Российской Федерации: современное состояние проблемы и стратегия профилактики//Вопросы вирусологии 2005 № 3 – С. 26-32.

  1. Иерусалимский А.П. «Клещевой энцефалит» Руководство для врачей. Новосибирск, 2001 360с.

14. Левкович Н. Н. Современное состояние проблемы клещевого энцефалита// Вопросы медицинской вирусологии – М. 1960 С. 86-110

  1. Леонова Г.Н. «Влияние молекулярно-генетических свойств штаммов вируса клещевого энцефалита на характер инфекционного процесса» //Бюллетень СО РАМН 2002г. №2 (104) с 30-35

16. Леонова Г.Н. Влияние молекулярно-генетических свойств штаммов вируса клещевого энцефалита на характер инфекционного процесса// Бюллетень СО РАМН 2002 №2 (104) - С. 30-35

  1. Львов Д. К., Чумаков М. П., Гольдфарб П. Г. и соавт. Характер иммунологической структуры населения в отношении клещевого энцефалита в различных ланшафтах Западной Сибири// Эндемические вирусные инфекции. Труды института полиомиелита и вирусных энцефалитов Академии мед. Наук – М. 1968 – Т. 12 – С. 195

18. Клещевой энцефалит у детей.// Пособие для врачей/ под редакцией д. м. н. проф. Скрипченко Н. В. – СПб – 2005 – 64 с.

19. Павловский Е. Н. Природная очаговость трансмиссивных болезней в связи с ланшафтной эпидемиологией зооантропонозов. – М. – Л: Наука, 1967 – 211 с.

20. Погодина В. В., Фролова М. П., Ерман Б. Л. Хронический клещевой энцефалит. Этиология, иммунология, патогенез. – Новосибирск. Наука 1986 г. – 232 с.

21. Погодина В. В., Бочкова Н. Г., Карань Л. С., Фролова М. П., Трухина А. Г., Маленко Г. В., Левина Л. С., Платонов А. Е. Анализ вирулентности Сибирского и Западно-Европейского субтипов вируса клещевого энцефалита// Вопросы вирусологии 2004 г - № 6 том 49 С. 24-30.

  1. Ратникова Л.И., Л.В. Тер-Багдасарян, И.Л. Миронов «Современные представления о патогенезе клещевого энцефалита» //Эпидемиология и инфекционные болезни 2002 №5 с 41-46

23. Смородинцев А. А., Дубов А. В. Клещевой энцефалит и его вакцинопрофилактика – Л. Медицина 1986 г. – 232 с.

24. Толоконская Н.П., Литвинова М.А., Лапицкая Н.М., Герасенко С.И., Губарева Е.А. Биологические основы стратегии терапии инфекционных болезней //Инфекционные болезни на современном этапе: достижения, проблемы, перспективы. Тез. докладов юбилейной конференции врачей, посвященной 100-летию больницы, 6.10.2004 г., С. 83.

25. Толоконская Н.П., Чабанов Д.А., Литвинова М.А., Лукьянова Е.А. Реактивность организма и эффективность антигомотоксической терапии при хроническом описторхозе// Медицина и образование в XXI веке.//Ежегодная научно-практическая конференция с международным участием, посвященная 70-летию НГМА. Новосибирск, 2005 – С. 379

26. Ткачев С. Е. «Под прицелом у энцефалита»// Наука из первых рук № 5 - 2006.

27. Чабанов Д. А. Реактивность организма и эффективность антигомотоксической терапии хронического описторхоза: : Автореф. дис. …канд. мед. наук. - Новосибирск, 2004 – 30 с.

28. Черешнев В. А., Морозова А. А., Рямзина И. Н. Биологические законы и жизнеспособность человека (метод многофункциональной восстановительной биотерапии). - Россия-Чехия: Звезда, 2000.

29. A. V. Oleskin and T. A. Kirovskaya Research on Population Organization and Communication in Microorganisms // Microbiology Vol. 75, No. 4, 2006 Р .- 374

30. G. I. El-Registan, A. L. Mulyukin, Yu. A. Nikolaev, N. E. Suzina,
V. F. Gal’chenko, and V. I. Duda
Adaptogenic Functions of Extracellular Autoregulators of Microorganisms// Microbiology Vol. 75, No. 4, 2006 Р .- 380

31. T. Ya. Vakhitov and L. N. Petrov Regulatory Functions of Bacterial Exometabolites// Microbiology Vol. 75, No. 4, 2006 Р .- 415

32. Sander D., Scholz C. W., Eiben P. Postvaccinal plexus following vaccination against tick-borne encephalitis and tetanus in competitive athete//Clin Investing – 1994. - № 5 Р - 399.

Источник: tolokonskaya.ru