Энцефалит.ру
МЕДИЛИС Противоэнцефалитные костюмы БИОСТОП Йодантипирин Обработка участков от клещей

Энцефалит.ру » Информация для специалистов » Публикации » Клещевой энцефалит

Основы долгосрочной перспективы профилактики и лечения клещевого энцефалита

На Земле бесконечное множество паразитов (вирусы, бактерии, грибы, простейшие, гельминты), и эволюция давно распределила их в различных сообществах. Человек как самостоятельный вид занимает соответствующую его физиологии природную нишу и представляет собой произведение своеобразных сложных биоценозов. Его организм наполняется непрерывно в течение всей жизни - чем более наполнен, тем более он совершенен. Появление нового “пришельца” всегда является толчком к существенному изменению внутренней среды организма, сдвигу в эндобиоценозе. Нормальное движение микрофлоры в симбионтных отношениях имеет существенные масштабы, но всегда в рамках определенного саморегулирующегося баланса функционального соотношения между различными видами микроорганизмов. Постоянный широкий межвидовой обмен на биоэнергетическом (информационном) и генетическом уровнях придает организму способность в критических ситуациях к безущербному для него изменению и восстановлению. Встречи с микроорганизмами случайны, а организм к ним всегда готов. На этом строятся общебиологические представления о действительной универсальной сути резистентности, неуязвимости организма. В отношении человека это означает приобретение каждый раз нового по качеству уровня здоровья в рамках многовариантной неистощимой эволюционной программы его жизни. Претерпевают изменения многообразные механизмы соматической регуляции, подверженные действию бактерий и вирусов, а точнее, формирующиеся во многом благодаря им. Остается неизменным одно – особая незаменимая роль эндобиоценоза в жизнеобеспечении человеческого организма, в становлении тонких механизмов гомеостаза. Вот почему для организма наиболее важно сохранение и поддержание видового ландшафта - сообщества в целом, и с этой точки зрения все его члены полезны (Казначеев В.П., Субботин М. Я, 1971).

Природно-очаговые инфекции, к числу которых относится и клещевой энцефалит, представляют собой лишь частный случай такого сложного взаимодействия биологических видов, проявление естественного образа жизни человека. В условиях природного очага вирус, его переносчик и животные – резервуар инфекции в течение смены многих поколений могут неограниченно долгое время существовать в составе различных биоценозов, что означает для человека невозможность управления этой инфекцией. В периоды минимального эпидемического напряжения и, вероятно, наименьшей в такие моменты агрессии вируса, определяющейся во многом коадаптивными отношениями с переносчиком, в процессе систематического инфицирования наиболее активно и скрыто происходит естественная иммунизация населения. Коренные или постоянные жители, подвергающиеся риску инфицирования вирусом клещевого энцефалита, и часто неоднократного, в образе своей популяции имеют значительную устойчивость к заболеванию. В таких условиях, как известно из биологии, именно в длительной персистенции агента проявляется суть наиболее рациональной формы эволюционных коадаптивных взаимоотношений живых видов в природе. Таким образом, случаи латентного течения инфекции у человека среди большого разнообразия вариантов взаимоотношений вируса и хозяина всегда должны преобладать. В таком контексте острые манифестные случаи заболевания клещевым энцефалитом, также одна из совершенных форм проявления природной резистентности, являются редкостью и, как следует иметь ввиду, далеко не всегда должны завершаться санацией организма от возбудителя.

Та же самая человеческая популяция может быть по-разному чувствительна к вирусу в отдельные годы или даже периоды эпидсезона в меняющихся условиях внешней среды (миграция, освоение территорий и увеличение контакта пришлого населения с природой, изменение по многим причинам иммунобиологического статуса человека) (Черешнев В.А. и соавт., 2000). Сочетание быстро меняющихся во времени и в масштабах популяций вариантов естественной резистентности человека и факторов агрессии вируса определяет уровень заболеваемости и своеобразие клиники клещевого энцефалита в каждый из эпидсезонов. (см.приложение, диагр.1)

Не вызывает сомнений определенная роль вируса как пускового фактора в развитии болезни. Данные литературы ранее свидетельствовали о преобладании в Западной Сибири урало-сибирского генотипа вируса клещевого энцефалита, однако, в исследованиях разных авторов во всех случаях положительных результатов ПЦР в 2003-2004 годах был идентифицирован дальневосточный генотип вируса (штамм Софьин). Важно, что такой вариант вируса выявлялся у пациентов с различными клиническими вариантами инфекции - от инаппарантной до полиоэнцефаломиелитической формы болезни, что определяет необходимость поиска истинных причинных факторов в формировании клинической формы и тяжести болезни (Давыдовский И. В, 1962)

В обеспечении конституциональной резистентности или предрасположенности организма к развитию заболевания значительная роль отводится главному комплексу гистосовместимости, полиморфизм генов которого, как считают, обусловливает распределение индивидуумов на группы со сходными саногенетическими и иммунными реакциями организма. Однако генетическая информация, полученная в результате тестирования отдельных генов или их сочетаний, носит лишь вероятностный характер и не может объяснять всего хода событий в развитии болезни. Тем более, что типичная характеристика современного человека – наличие патогенетически взаимосвязанных сочетаний сложной соматической патологии. Постоянно меняющиеся условия внешней среды, взаимные влияния одновременно многих живых организмов на биоинформационном уровне определяют разные возможности и пути реализации генетической информации, вносят коррективы в саморегулирующийся процесс экспрессии бесконечного числа генов, и в итоге – вариабельность универсальных физиологических реакций индивидуумов на любые агенты, в том числе инфекционные, ксенобиотики, лекарства, прививки. Вот почему результат любого тестирования, в том числе генетического, обретает смысл только при условии извлечения максимальной информации при анализе клиники, наилучшим образом отражающей результат совокупных влияний на организм.

Рассмотрение клещевого энцефалита как частной нозологической формы должно осуществляться в контексте сложившейся экологической обстановки. Подавление, искоренение искусственным путем определенного вида микроорганизмов может означать лишь видоизменение или замещение его со временем новыми, причем менее выгодными для человека. При появившейся возможности быстро происходит наращивание патогенности до сих пор лояльного вида, что имеет яркое отражение в картине инфекционных болезней современности. Разрушение созданного эволюцией симбиоза с микрофлорой ведет к срыву межвидовых отношений. И тогда любое искусственное грубое вмешательство в эндоэкологическое пространство организма человека (куда наряду с агрессивной лекарственной терапией относятся и широкомасштабные множественные прививки) легко срывает хрупкое равновесие в нем.

Патологический микробиоценоз становится источником факторов общетоксического действия. Процессы коадаптации происходят в обстановке напряжения ключевых систем макроорганизма, снижения их надежности, обусловливая повышенное расходование резерва защиты. Это имеет прямое отношение к стремительному росту числа и тяжести сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, патологии беременности и родов, появлению тяжелых форм туберкулеза и т.д. Это и составляет основу неблагоприятных качественных превращений в клиническом характере болезней человека. В таких условиях трудно рассчитывать на сдерживание других, новых инфекционных агентов биологическими ресурсами организма.

Доля тяжелых очаговых форм клещевого энцефалита возрастает, регистрируются летальные исходы. Продолжая во всем обвинять вирус и пренебрегая биологическими законами жизни, мы по-прежнему призываем к всеобщей вакцинации, применяем колоссальные дозы иммуноглобулина детям и взрослым, при этом регистрируем все больше серьезных случаев у получавших профилактику (см.приложение, табл.1). Такое же положение дел имеет место и при других инфекционных заболеваниях (туберкулез, коклюш, корь, дифтерия и др.).

Главной проблемой клинической диагностики остается тот факт, что учтенная в деталях совокупность симптомов раннего периода клещевого энцефалита не позволяет определить клиническую форму заболевания, его тяжесть и прогноз. Единственно перспективным направлением в этом отношении, на наш взгляд, представляется целостная многофакторная оценка организма человека как единой биологической системы, т.е. клиническая диагностика, учитывающая закономерности и взаимосвязи патологических состояний в масштабе жизни пациента (Залманов А.С., 1966). Это может дать врачу серьезные аргументы для прогноза и, таким образом, своевременного дифференцированного планирования терапии при внешне сходной симптоматике болезни.

Теоретической базой для такой клинической оценки нами использована концепция гомотоксикологии (……). Система совокупной (расширенной) клинической оценки, предложенная нами, предусматривает изучение у пациентов любых симптомов и заболеваний, в том числе не имеющих известного отношения к клещевому энцефалиту. В соответствии с теорией гомотоксикологии эпизоды острых заболеваний с лихорадкой учитывались как факт, свидетельствующий о сохранении организмом должной реактивности, способности к экскреции токсинов и рассматривались как важный аргумент для прогнозирования способности организма к самоизлечению. Факт установления заболеваний дегенеративного характера подразумевает поражение клеточных ферментативных систем, наличие глубокой эндогенной интоксикации на уровне межклеточного матрикса, нарушение соматической регуляции. Установленное в наших наблюдениях у пациентов с клещевым энцефалитом резкое уменьшение острых воспалительных и нарастание хронических дегенеративных заболеваний уже в возрасте 20-30 лет нельзя расценивать как обыденный инволютивный процесс, а следует рассматривать, безусловно, как серьезную патологию в системе общей реактивности (см. приложение, табл.2, диагр. 2). Это подтверждает необходимость серьезной поддержки организма в виде глубокой регулирующей терапии биологического характера, в первую очередь, в обеспечении должного уровня дезинтоксикации, управлении симбиозом и восстановлении координации соматических реакций. Общепринятая, привычная для врачей терапия клещевого энцефалита, не изменившаяся принципиально в масштабе нескольких десятилетий (иммуноглобулин, внутривенная инфузия растворов и т.п.), совершенно не отвечает таким требованиям. Имеются серьезные основания рассматривать перспективным применение антигомотоксической терапии, по своей сути имеющей долгосрочную профилактическую направленность, успешно примененной нами на модели другого природно-очагового заболевания – описторхоза, в условиях Сибири часто являющегося фоновым для пациентов с клещевым энцефалитом. (Д. А. Чабанов, 2004, М. А. Литвинова, 2005)

Таким образом, установленная в большинстве случаев сочетанная соматическая патология дегенеративного характера, включающая, как выяснилось, у большинства пациентов с клещевым энцефалитом и исходное поражение центральной нервной системы, в условиях негативных изменений реактивности организма должна рассматриваться в качестве одного из ведущих мотивов формирования варианта течения инфекции и тяжести болезни. Вирус клещевого энцефалита как инфекционный агент в таком контексте становится лишь фактором дополнительной агрессии при обязательном условии совокупности других причинных биологических факторов, к числу которых относится нарушение эндобиоценоза и физического состояния организма.

С этих позиций вызывает возражение и требует критического осмысления существующая система специфической профилактики клещевого энцефалита, как впрочем и других инфекций, – при известной высокой естественной резистентности постоянных жителей природного очага к развитию заболевания стремление к расширению масштабов вакцинации и необоснованное избыточное применение иммуноглобулинов. Попытка изменить структуру даже только одного звена вызовет цепную реакцию непредсказуемых последствий. Это принимает особое значение в условиях существенного изменения эндоэкологии человека и низкого уровня здоровья, порождая высокий риск развития иммунопатологических состояний, пагубное влияние на систему внутреннего контроля организма за инфекциями. Это делает человека более уязвимым к любым инфекционным агентам и находит в перспективе свое отражение в неблагоприятном качестве развивающейся болезни.

Обращение сегодня к проблеме причинности в медицине требует обозначения существенной роли диссимбиоза, как глобального биологического явления, в прогрессировании дестабилизационных процессов в организме человека в масштабах популяции. Отсюда логично признание целесообразности только биологических приемов защиты, суть которых – в поддержании исторически сложившегося симбиоза, составляющего основу рационального жизнеобеспечения. (см.приложение, табл. 4)

ПРИЛОЖЕНИЕ

Диаграмма № 1.

1 alt1

Таблица 1
ДОЛЯ ЛИЦ, ПОЛУЧАВШИХ ЭКСТРЕННУЮ ПРОФИЛАКТИКУ ПРОТИВОКЛЕЩЕВЫМ ИММУНОГЛОБУЛИНОМ, СРЕДИ ЗАБОЛЕВШИХ (2001-2005г.)
2001 2002 2003 2004 2005
Общее число заболевших в сезон (в том числе детей) Абс.Дет. 113
26
76
9
72
8
109
17
72
15
- среди них лиц, получавших Ig* Абс.Отн. 7
6,2%
10
13,5%
13
18,1%
28
25,7%
19
26,4%
- в том числе больных менингеальной и очаговой формами КЭ, получивших Ig Абс.Отн. 1
0,9%
6
7,9%
4
5,6%
13
11,9%
12
16,7%

*ежегодно экстренная иммунопрофилактика Ig проводится 6953-11114 взрослым и 1177-2865 детям.
В городе Новосибирске ежегодно подвергается вакцинации против КЭ от 19978 до 26930 человек, что составляет 1,5-1,7% от населения.

Таблица 2
ДОЛЯ ФАКТЫ ИСХОДНОГО НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ В СОМАТИЧЕСКОМ СТАТУСЕ У ЗАБОЛЕВШИХ КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ (в эпидсезон 2004г.)
Лихорадочная форма Менингеальная форма Менингоэнцефалитическая форма Менингоэнцефалополиомиелитическая форма
Отсутствие острых заболеваний в течение последних 10 лет 33 % 42 %

50 %

Отсутствие эпизодов лихорадки в течение последних 10 лет 55 % 71 % 80 % 60 %
Наличие дегенеративных заболеваний** 33 % 75 % 80 % 100 %
Предшествующее поражение ЦНС 31,5 % 38,6 %

66,6 %

**Заболевания в основе которых лежат дегенеративные процессы: ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет, остеохондроз, желчно-каменная болезнь, язвенная болезнь, мочекаменная болезнь, хроническая почечная недостаточность, гипертоническая болезнь и т.д

Диаграмма № 2

'Основы

Таблица 3
Перспективы совершенствования профилактики и терапии инфекционной и соматической патологии человека:
1 Признание официальной медициной приоритета терапии биологического характера, рассчитанной исключительно на саморегуляцию организма (от естественного питания до стволовых клеток)
2 Кардинальное изменение сути дезинтоксикационной терапии как ключевого момента в восстановлении внутренней среды организма и его способности к самоисцелению при сочетанной сложной соматической патологии
3 Пересмотр позиции (совместно с терапевтами!) по использованию в клинической практике антибиотиков с учетом биологической сути инфекции
4 Обоснование в рамках терапии клинического понятия эффективности и безопасности вакцин
5 Считать положительным результатом врачебных действий клинические данные, в значительном временном масштабе убедительно свидетельствующие о качественном стабильном улучшении состояния здоровья, исцеления пациента

Список литературы.

  1. Давыдовский И. В. Проблема причинности в медицине. – М.: Медгиз, 1962.
  2. Залманов А. С. Тайная мудрость человеческого организма. - М.: Наука, 1966.
  3. Казначеев В. П., Субботин М. Я. Этюды к теории общей патологии. – Новосибирск: Наука, Сиб. отделение, 1971.
  4. Литвинова М. А. Эффективность антигомотоксической терапии в сочетании с малыми дозами бильтрицида при хроническом описторхозе: Автореф. дис. … канд. мед. наук. - Новосибирск, 2005.
  5. Чабанов Д. А. Реактивность организма и эффективность антигомотоксической терапии хронического описторхоза: : Автореф. дис. …канд. мед. наук. - Новосибирск, 2004.
  6. Черешнев В. А., Морозова А. А., Рямзина И. Н. Биологические законы и жизнеспособность человека (метод многофункциональной восстановительной биотерапии). - Россия-Чехия: Звезда, 2000.
Источник: tolokonskaya.ru