Энцефалит.ру
МЕДИЛИС Противоэнцефалитные костюмы БИОСТОП Йодантипирин Обработка участков от клещей

Энцефалит.ру » Информация для специалистов » Публикации

Пространственная и временная структура природных очагов основных инфекций

С.А. Рудакова1, А.Н. Коломеец1, Н.А. Пеньевская2, Н.В. Рудаков1
1 ФГУН «НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора, г. Омск
2 Омская государственная медицинская академия


Резюме

В работе проведен эпидемиологический анализ заболеваемости основными инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, - клещевым энцефалитом (КЭ), иксодовыми клещевыми боррелиозами (ИКБ), клещевым риккетсиозом (КР) - в России во временном и территориальном аспектах. Отмечены снижение уровня заболеваемости КЭ и КР и стабилизация -ИКБ в 2001 - 2007 годах. Выявлены различия в структуре и динамике передающихся клещами инфекций в федеральных округах РФ. Зафиксировано преобладание ИКБ в структуре заболеваемости этими инфекциями на большинстве территорий европейской части России, КЭ - в урало-сибирских регионах, КР - на Дальнем Востоке страны.

Ключевые слова: иксодовые клещи, клещевой энцефалит, иксодовые клещевые боррелиозы, клещевой риккетсиоз, сочетанные природные очаги.


Пространственная и временная структура природных очагов основных инфекций

С иксодовыми клещами связаны существование и передача человеку возбудителей ряда заболеваний вирусной, риккетсиоз-ной, бактериальной и протозойной этиологии. В последние годы выявлен ряд новых клещевых патогенов (боррелии комплекса ИКБ, новые патогенные риккетсии, анаплазмы, эрлихии, бабе-зии и др.) [2].

Наиболее широко распространены и наибольшую эпидемиологическую значимость имеют очаги клещевого энцефалита (КЭ) и иксодовых клещевых боррелиозов (ИКБ), обнаруживаемые в лесных и, в меньшей степени, в лесостепных ландшафтах. В азиатской части России выделяют территории с со-четанными очагами трех трансмиссивных инфекций: КЭ, ИКБ и клещевого риккетсиоза (КР). Начиная с 1979 года происходил беспрецедентный рост заболеваемости КР (более чем в 10 раз). Наиболее существенный рост в 80-х и 90-х годах прошлого столетия отмечен в Западной Сибири (Алтайский край, Республика Алтай) и на Дальнем Востоке [7, 8], где в последние годы сохраняется относительно высокий уровень заболеваемости.

Нами проведен эпидемиологический анализ заболеваемости населения инфекциями, передающимися через укусы иксодовых клещей, на различных территориях, характеризующихся сочетанностью природных очагов трансмиссивных инфекций.

Анализ территориального распределения КЭ, ИКБ и КР в регионах РФ (по данным официальной регистрации), а также заболеваемости в 2000 (высокий уровень заболеваемости) и 2007 годах показал существенные различия показателей по федеральным округам Российской Федерации.

В 2000 году структура заболеваемости клещевыми инфекциями была следующая: КЭ -36,0 ± 0,01%, ИКБ - 48,0 ± 0,01%, КР - 16 ± 0,01%. В 2007 году доля КЭ в структуре заболеваемости сократилась, составив 25 ± 0,01%; ИКБ - возросла (58,0 ± 0,01%); доля КР практически не изменилась - 17 ± 0,01%.

Общее количество зарегистрированных случаев КЭ в РФ в 2007 году (3138 человек) по сравнению с 2000 (5931 человек) уменьшилось практически в два раза (показатель заболеваемости на 100 тыс. населения - 2,2 и 4,1 соответственно).

В 2000 году структура территориального распределения заболеваемости КЭ в федеральных округах в порядке убывания была представлена следующим образом: Сибирский округ (50,9 ± 0,02%), Приволжский (21,9 ± 0,01%), Уральский (16,5 ± 0,02%), Северо-Западный (6,1 ± 0,01%), Дальневосточный (3,4 ± 0,01%) и Центральный (1,1 ± 0,003%).

В 2007 году структура территориального распределения заболеваемости КЭ несколько изменилась и по мере убывания заболеваемости федеральные округа распределились в следующем порядке: Сибирский (52,6 ± 0,02%), Уральский (16,4 ± 0,02%), Приволжский (16,0 ± 0,01%) Северо-Западный (11,0 ± 0,02%), Центральный (2,2 ± 0,01%), Дальневосточный (1,8 ± 0,01%).

Общее количество зарегистрированных случаев ИКБ в РФ в 2007 году (7247 случаев) незначительно снизилось по сравнению с 2000 (7933 случая) (показатель заболеваемости на 100 тыс. населения - 5,1 и 5,4 соответственно).

В структуре территориального распределения ИКБ в 2000 году первое место принадлежало Приволжскому ФО (28,7 ± 0,02%), далее следовали Сибирский ФО (20,1 ± 0,02%), Северо-Западный (18,9 ± 0,02%), Центральный (16,2 ± 0,01%),

Уральский (11,6 ± 0,02%), Дальневосточный (4,3 ± 0,02%), Южный (0,23 ± 0,02%). В 2007 году территориальная структура ИКБ не претерпела существенных изменений.

КР имеет достаточно широкое распространение в азиатской части России и за ее пределами. Природные очаги этой инфекции охватывают 18 административных территорий южных регионов Сибири и Дальнего Востока [6]. До 80% случаев заболеваний КР в России обусловливали природные очаги Красноярского и Алтайского краев [5]. Заболевания также регистрируют в Тюменской, Курганской, Новосибирской, Кемеровской, Иркутской, Читинской, Амурской областях, Республиках Алтай, Хакасия, Тыва, Бурятия, Хабаровском и Приморском краях, Еврейской автономной области.

Первое место в территориальной структуре заболеваемости клещевым риккетсиозом в 2000 году принадлежало Сибирскому округу (78,2 ± 0,02%), далее следовали: Дальневосточный округ (21,4 ± 0,03%) и Уральский (0,4%). В других округах клещевой риккетсиоз не регистрировался.

В 2007 году ситуация существенно не изменилась (СФО - 79,3 ± 0,02%, ДВФО - 20,1 ± 0,03%, УФО - 0,6%). В других регионах КР не регистрировался.

При анализе структуры распространенности ряда клещевых инфекций (КЭ, ИКБ, КР) по отдельным регионам были получены следующие результаты: в Центральном ФО в 2007 году основная часть клещевых инфекций приходилась на ИКБ - 94,8 ± 0,01%, на КЭ - 5,2 ± 0,01%; в Северо-Западном доля КЭ - 21,2 ± 0,02%, ИКБ -78,8 ± 0,02%; в Приволжском - КЭ - 20,7 ± 0,01% (в 2000 г. - 36,3 ± 0,01%), ИКБ - 79,3 ± 0,01% (в 2000 г. - 63,7 ± 0,01%).

В Южном округе КЭ и КР не регистрировали, все случаи заболеваний после укуса клещей были диагностированы как ИКБ. В 2000 году на первом месте была Волгоградская область (15 случаев -0,56 на 100 тыс. населения). В 2007 году ситуация изменилась коренным образом, общее число случаев ИКБ и уровень заболеваемости по округу увеличились в три раза. Причем первое место по количеству случаев ИКБ и уровню заболеваемости стал занимать Ставропольский край (30 случаев -1,11 на 100 тыс. населения), тогда как в 2000 году там было зарегистрировано только два случая ИКБ (0,08 на 100 тыс. населения).

В Уральском ФО в 2000 году доля ИКБ составляла 48,3 ± 0,03%; КЭ - 51,7 ± 0,03%, КР - 0,6 ± 0,03%. В 2007 году ситуация изменилась следующим образом: доля ИКБ возросла (68,5 ± 0,03%); доля КЭ, напротив, снизилась (30,8 ± 0,03%); доля КР осталась неизменной (0,6 ± 0,03%).

В Сибирском ФО в 2000 году доля ИКБ составила 23,8 ± 0,02%; КЭ - 45,1 ± 0,02%; КР -31,1 ± 0,02%. В 2007 году доля ИКБ возросла (26,1 ± 0,02%), так же как и КР (41,3 ± 0,02%), доля КЭ, напротив, снизилась (32,6 ± 0,02%).

В Дальневосточном ФО в 2000 году на долю ИКБ приходилось 30,8 ± 0,03%; КЭ - 18,1 ± 0,03%; на долю КР - 51,1 ± 0,03%. В 2007 году в данной структуре произошли изменения: доля КЭ снизилась (27,7 ± 0,01%); доля ИКБ также уменьшилась (6,4 ± 0,01%); доля КР, напротив, возросла на 15% (65,8 ± 0,01%).

Таким образом, в территориальной структуре основных инфекций, передающихся через укус клеща, имеются различия в разных округах РФ. За анализируемый период доля отдельных нозоформ в общей структуре изменялась. При продвижении от западной границы РФ на восток происходит постепенное снижение доли ИКБ в структуре заболеваемости с нарастанием доли КЭ (рис. 1). На территории Уральского ФО в структуре появляется КР, доля которого увеличивается к восточной границе страны, тогда как доля КЭ и ИКБ в общей структуре клещевых инфекций снижается.

Одной из причин снижения в общей структуре ИКБ с запада на восток страны с постепенным нарастанием доли КЭ, а затем КР могут служить региональные отличия в типе иксодид и численности отдельных видов. Известно, что основными переносчиками вируса КЭ и боррелий служат клещи рода Ixodes, тогда как клещи рода Dermacentor являются основными переносчиками риккетсий. Данные переносчики встречаются во всех регионах, но невозможно оценить их количественное соотношение и зараженность указанными инфекционными агентами из-за отсутствия масштабных исследований. Кроме того, не до конца изучены и взаимоотношения популяций инфекционных агентов и их переносчиков. Имеются предположения об антагонистических взаимоотношениях вируса КЭ и боррелий с подавлением боррелиями репликации вируса и невосприимчивостью клеща, зараженного боррелиями, к заражению вирусом КЭ [1]. Также экспериментально была доказана возможность интерференции между риккетсиями вида R. raoultii генотипа RpA4 с неустановленной патогенностью для человека и вирулентным штаммом R. sibirica, заключающейся в вытеснении вирулентной части популяции риккетсий в условиях суперинфицирования [4].

Пространственная и временная структура природных очагов основных инфекций
Рисунок 1. Структура клещевых инфекций в регионах РФ в 2007 году

Годовая динамика заболеваемости ИКБ и КЭ характеризуется выраженной сезонностью, связанной с периодом активности переносчиков. Максимум заболеваемости на европейской территории страны приходится на май, в Предуралье, на Урале и в Западной Сибири - на май-июнь, на Дальнем Востоке - на май-июль. В очагах преимущественного обитания клещей I. ricinus (европейская часть России) случаи заболеваний могут регистрироваться и осенью - в сентябре и октябре, что связано с активностью этих клещей в конце лета. На характер сезонности заболеваемости непосредственное влияние оказывают погодные условия. При поздней и холодной весне начало сезонного подъема смещается на май - июнь, при холодном и дождливом лете максимальная заболеваемость может наблюдаться в июле.

Для клещевых инфекций стала характерной высокая заболеваемость городских жителей (82,5 - 85%) и высокая доля детей в общем числе больных.

Анализ структуры заболеваемости ИКБ в Сибирском регионе показал, что соотношение городского и сельского населения среди заболевших в различных областях отличается. Преобладание в структуре заболевших городских или сельских жителей объясняется как природными, так и социальными факторами. Крупные города Сибири и Урала расположены в непосредственном окружении очаговых территорий с высоким риском заражения ИКБ и более интенсивным контактом горожан с очагами вследствие освоения садово-огородных участков и посещения леса с целью отдыха и промысла, что и обусловливает большую долю горожан при этой инфекции. В возрастной структуре заболеваемости преобладает взрослое трудоспособное население (20 - 59 лет), на долю которого приходится 48,1%. Сравнительно большую группу больных составляют дети (до 30%), повысилась доля лиц пожилого возраста (до 12%). Это возрастное распределение также «способствует» более частым контактам с природными очагами инфекции. Необходимо отметить некоторое изменение возрастной структуры заболевших в различные временные периоды. Так, в 1994 - 1995 годах среди заболевших преобладали лица активного трудового возраста и школьники, к 2004 году существенно увеличилась доля пожилых людей и детей дошкольного возраста, что связано с изменившимися социальными условиями, а именно c развитием садоводческих товариществ. Среди заболевших преобладают лица мужского пола - 64,7%, женщины составляют 35,3%, среди городских жителей соотношение мужчин и женщин -51,4 и 48,6% соответственно.

Среди профессиональных групп наибольший процент серологически верифицированных случаев ИКБ приходится на рабочих и служащих (34,8 ± 3,2%), учащихся школ и ПТУ (21,3 ± 2,5%), пенсионеров и людей, занятых домашним хозяйством (18,1 ± 1,9%), а также дошкольников (15,5 ± 1,4%), тогда как на лиц, профессионально связанных с лесом, приходится лишь 1,9 ± 0,8%. Заражение населения происходит через присосавшихся клещей, преимущественно при посещении леса, не связанном с профессиональной деятельностью.

Сезонное возрастание заболеваемости КР зависит от биологических особенностей клещей-переносчиков и климатических условий эндемичных территорий. Выраженный подъем заболеваемости весной и в начале лета с пиком в мае-июне и второй, менее выраженный пик в конце лета - ранней осенью характерны для степных и лесостепных очагов с клещами рода Dermacentor в качестве переносчиков. Территориальные различия сезонности заболеваний КР могут быть связаны с уровнем снежного покрова и скоростью таяния снега. Наиболее ранние случаи КР регистрируют в горностепных очагах с переносчиком клещей D. nuttalli в Республике Алтай. Заболевания КР осенью связаны с новыми генерациями имаго клещей рода Dermacentor. Часть летних случаев может быть обусловлена присасыванием инфицированных нимф клещей D. nuttalli и H. concinna [3, 9]. Сезонная активность имаго клещей H. concinna отличается от таковой клещей Dermacentor, что проявляется летним пиком заболеваемости КР, преимущественно среди профессиональных групп населения, контактирующих с лесом.

Выводы

Проведен сравнительный анализ структуры заболеваемости инфекциями, передающимися клещами в регионах РФ в различные временные отрезки. При продвижении с запада на восток отмечается постепенное снижение долевого «участия» в заболеваемости клещевыми инфекциями иксодового клещевого боррелиоза - с 94,8% в Центральном ФО до 26,1% в Сибирском и 27,7% в Дальневосточном ФО. Наряду с этим увеличивалась доля заболеваемости клещевым энцефалитом - с 5,2% в Центральном ФО до 68,5% в Уральском, 26,1% в Сибирском - и затем снова снижалась до 6,4% - в Дальневосточном. Доля заболеваемости клещевым риккетсиозом в структуре исследуемых инфекций увеличивалась: в Уральском ФО она составляла 0,6%, в Сибирском -41,3%, а в Дальневосточном - 65,8%.

В современной эпидемической ситуации по трансмиссивным инфекциям, связанной с расширением ареалов возбудителей, ввиду необходимости дифференцирования большого круга инфекций требуются организация и проведение эпидемиологического мониторинга всего комплекса патогенов, внедрение в практику работы лечебной сети алгоритмов экстренной профилактики и дифференциальной диагностики клещевых инфекций. Эффективность профилактических мероприятий в значительной степени зависит от объема вакцинации в эндемичных по КЭ районах, проведения мер экстренной профилактики, а также организации акарицидных обработок эндемичных территорий.

Природно-очаговые инфекции требуют всестороннего изучения с использованием комплекса эпидемиологических, клинических, экологических и лабораторных подходов. Только при таком, комплексном изучении возможно получение достоверных данных, отражающих закономерности распространения и эпидемического проявления природных очагов трансмиссивных инфекций.

Литература

Евстафьев И.Л. Болезнь Лайма. История вопроса [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.zooeco.com/nauc-st24.html [Дата обращения: 15.05.2009].

Коренберг Э.И. Взаимоотношения возбудителей трансмиссивных болезней в микст-инфицированных иксодовых клещах (Ixodidae) // Паразитология. 1999. Т. 33. Вып. 4. С. 273 - 289.

Рудаков Н.В., Самойленко И.Е., Шпынов С.Н. и др. Новые данные о риккетсиях группы КПЛ в России и Казахстане // Журнал инфекционной патологии. 2001. № 2. С. 75 - 80.

Самойленко И.Е., Рудаков Н.В., Шпынов С.Н. И др. Экспериментальное изучение биологических свойств риккетсий трех новых генотипов из группы клещевой пятнистой лихорадки / Природно-очаговые болезни человека: Республ. сб. науч. работ, посвященный 80-летию Омского НИИПИ. - Омск, 2001. С. 89 - 95.

Шпынов С.Н., Рудаков Н.В., Ястребов В.К. и др. Некоторые итоги молекулярно-биологического изучения риккетсий группы клещевой пятнистой лихорадки в иксодовых клещах в России и Казахстане / Актуальные проблемы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения: Материалы 4-й межрегион. науч.-практ. конф. - Омск, 2003. Т. 1. С. 174 - 180.

Roux V., Fournier P-E., Raoult D. Differentiation of spotted sever group rickettsiae by sequensing and analysis of restriction fragment length polymorphism of PCR-amplified DNA of the gene encoding the protein rOm-pA // Journal of Clinical Microbiology. 1996. V. 34 (9). P 2058 - 2065.

Rudakov N.V. Tick-borne rickettsiosis in Russia (epidemiology and current conditions of natural foci) / Rickettsiae and Rickettsial Diseasis: Proceedings of the V International Symposium. - Bratislava, 1996. P. 216 - 219.

Rudakov N.V., Samoilenko I.E., Yakimenko V.V. et al. The re-emergence of siberian tick typhus: field and experimental observations / EUWOG - ASR Joint Meeting: abstracts. - Marseille, 1999. P. 55.

Rudakov N.V., Shpynov S.N., Samoilenko I.E. et al. Ecology and epidemiology of spotted fever group rickettsiae and new data from their study in Russia and Kazakhstan // Ann. NY Acad. Sci. 2003. V. 990, June 2003. Rickettsiology: Present and Future Directions. P. 12 - 24.